В 2021 г. сотрудники отдела археологии Московской Руси Института археологии Российской академии наук в рамках работ по договору, заключенному с Обществом с ограниченной ответственностью «Астарта», провели раскопки на территории древней Гончарной слободы (Швивоя горка, или Таганский холм), в зоне, где встречаются Гончарная улица и 2-й Котельнический переулок. Археологические работы в слободе не проводились с начала 2000-х годов, то есть около 20 лет.


Фрагмент сосуда со штампованным орнаментом, XVII – начало XVIII в.

Гончарная слобода для археологии Москвы – ключевое место, поскольку именно ее материалы дали возможность выстроить керамическую хронологию XV–XVII вв. Исторические источники знают ее только с 1547 г., но жизнь в устье Яузы началась в XII в., а производственный район (слобода) возник после заселения Зарядья и ближних к Кремлю посадов, в XV в.

Отсюда началась и научная археология Москвы: в 1937 г. известный историк керамики А.В. Филиппов и москвовед П.Н. Миллер увидели и оценили залежи бракованной и битой посуды, черепицы, изразцов и игрушек; многочисленные горны для их обжига; сосуды для варки глазури и поливы. За ними последовали археологи, прежде всего М.Г. Рабинович (1940; 1946–1947; 1954–1959), создавший первые статистические таблицы учета керамики Москвы. Работы конца 1980-х – начала 2000-х гг. были не такими системными и строгими, но при них обнаружено множество новых горнов с приямками, круглых и прямоугольных. Часто они перекрывают друг друга; всего их насчитывают 25–30 и это лишь небольшая часть сооружений этого индустриального района средневекового города.


Слева: красноглиняный кувшин с белой росписью
Справа: чернолощеная фляга

При новых раскопках ожидалась аналитическая деконструкция части «московского Керамикона», но на вскрытой площади были обнаружены только жилые и бытовые постройки (возможно, часть владения церкви Космы и Дамиана что в Таганской слободе (1659–1662 гг.) с кладбищем XVII – конца XVIII в. (изучено более 150 захоронений).

Культурный слой XV–XVII вв. здесь не велик, до 0,5 м (с ямами – до 2 м) и сильно перемешан, но находки позволяют заново взглянуть на жизнь слободы, которая до сих пор оставалась вне поля зрения археологов. Она сохраняла, начиная от заселения в XV в., поразительную устойчивость: направления стен жилых зданий, частоколов, краев ям сохраняли направление до новейшей эпохи. Сами дома и мастерские дали значительное число находок (528) и, что естественно для Гончарной слободы, массовый керамический материал весом в 2,5 тонны.


Слева: красноглиняный изразец со штурмом города
Справа: полихромный изразец

Обращают на себя внимание, однако, не только изделия из керамики. Конечно, можно указать на не часто встречающиеся целые формы: красноглиняный с белой росписью кувшин и чернолощеная фляга, высокого качества изразцы XVII–XVIII вв., от ранних красноглиняный (со штурмом города и растительным орнаментом) до полихромных с фоном цвета стронциановой лимонной и расписных под мрамор, которым сопутствует такая же тарель. Но гораздо интереснее на этот раз другой вид силикатной продукции, гутное стекло с росписью, обилие которого заставляет задуматься над составом производства в слободе XVIII в.


Гутное стекло

Среди них – подписной стакан с текстом в две строки («Виватъ Ея Императорскаго // Величества»), относящийся, следовательно, к периоду правления императриц, 1725–1796 гг.


Стакан с текстом «Виватъ Ея Императорскаго // Величества»

Настоящим подарком для истории текстильных предметов в России оказалась целиком сохранившаяся подборка одежды из льна (две рубахи с золотной вышивкой, верхняя одежда и др.) и шелка, сложенная в сундучок (укладку) и чудом сохранившаяся с допетровского времени. Эти предметы требуют длительного реставрационного исследования

С церковной землей можно соотнести детали древнерусских книжных переплетов и медный складень XVIII в. с избранными святыми.


Слева:детали древнерусских книжных переплетов
Справа: медный складень XVIII в. с избранными святыми


Сосуды для елея из стекла и керамики

Мост между древностью и новейшим временем – игрушки детей, без которых в Гончарной слободе не обходится ни один раскоп. Они почти неизменны с XV до XIX в., но к ним позже добавляются фарфоровые фигурки. Это повод задуматься и о назначении «детских игрушек»: этнография показывает их нам не только как забаву для ребенка, но и как настольную скульптуру для взрослых.


Игрушки


Фарфоровая фигурка

В XIX столетии обнаруживаются непривычные для городского слоя Гончарной слободы: монета в 5 рублей золотом, отчеканенная в 1819 г., в правление Александра I, и скромный литографский камень второй половины столетия: он разбился, когда с него печатали ярлыки, в том числе – для магазина текстиля на Царской улице в Тюмени (формуляр включал номер штуки, артикул и цену за аршин).


Слева: монета в 5 рублей золотом, отчеканенная в 1819 г.
Справа: литографский камень

Итак, на небольшом раскопе оказалось возможным наблюдать жизнь обитателей как «ремесленного», так и «купеческого» периодов Гончарной слободы, причем одновременно в светском и церковном вариантах ее быта. Это существенно дополняет наши представления о жизни посадской периферии города в XVII–XIX вв. Она, разумеется, не вполне укладывается в представленные здесь находки, в полном составе их можно будет со временем увидеть в Музее истории г. Москвы.

Н.И. Савельев, О.Н. Глазунова, С.Б. Григорян, С.Г. Шуляев, И.И. Ёлкина


Новость в СМИ:

mos.ru
РИА Новости
ТАСС
Информационный Центр Правительства Москвы
Научная Россия
Вечерняя Москва
Агентство городских новостей «Москва»
Фома
ФАН
Naked science