НАЙТИ
Расширенный поиск

ЛОГИН

  ПАРОЛЬ

Направления  
Программы и проекты  
Экспедиции  
Мероприятия  
Администрация  
Ученый совет  
Диссертационный совет  
Аспирантура  
Отдел полевых исследований  
Научные подразделения  
Научный архив  
Библиотека  
Издательство  
Монографии и сборники  
Публикации сотрудников  
Российская археология  
Краткие сообщения ИА РАН  
Археологические открытия  
Библиография  
Проведение историко-культурной экспертизы  
 
Проведение спасательных раскопок и наблюдений  
 
Проведение археологических разведок  
 
Образцы запросов для заказчиков  
Закупки по ФЗ-223  
Законодательство  
Учет  
Современное состояние  
 

Научная деятельность / Экспедиции / Новые полевые исследования средневековых памятников Белозерья

В 2006 г. Онежско-Сухонская экспедиция Института археологии начала новый цикл полевых исследований в центральном Белозерье. Отличительной чертой этих работ стало широкое использование современных методов изучения культурного слоя, включающих в себя ведение раскопок по литологическим слоям, более тщательную фиксацию выявленных объектов и тотальную промывку исследуемых напластований на металлических ситах. Это позволяет полностью собрать все находки, содержащиеся в слое. Основная цель подобного подхода – раскапывая небольшие по площади участки памятников, получать максимум информации для детальной реконструкции различных аспектов жизни средневекового общества.

Город Белоозеро и памятники, исследовавшиеся в 2006 – 2010 гг.

Первоочередной задачей проводимых работ стало изучение раннего этапа средневековой колонизации края. Раскопки были организованы на двух существенно различающихся по своим характеристикам поселениях, потенциально способных дать разностороннее представление о начальной истории развития региона. Одно из них – это миниатюрное по размерам селище Никольское V на р. Кеме первой половины X – начала XI вв., второе – широко известное в археологической литературе поселение Крутик, существовавшее в верхнем течении р. Шексны во второй половине IX – третьей четверти X в. Ранее на памятниках уже проводились археологические исследования экспедициями под руководством Л.А. Голубевой и Н.А. Макарова, но применение новых методов раскопок позволило получить качественно новую информацию о характере и уровне жизни на исследуемых поселениях.

На селище Никольское V на участке площадью 35 кв. м  было собрано свыше 830 индивидуальных находок и около 63 кг средневековой керамики. Более половины всех находок составили стеклянные бусы – яркий индикатор вовлечения жителей в масштабную пушную торговлю. Важным результатом применения новых методов стало обнаружение 10 фрагментов дирхемов. Подобная концентрация монет на рядовом поселении позволяет не только считать селище на Кеме самым северным на сегодня пунктом массового распространения дирхема, но и по иному оценивать масштабы присутствия арабского серебра в Белозерье. На селище обнаружены и другие яркие находки.

Интересные наблюдения касаются характера домостроительства. В древнейшем горизонте были выявлены остатки жилой постройки. Благодаря детальному планиграфическому анализу, ее удалось реконструировать как двухкамерный жилой дом. Подобные дома традиционно считаются одной из характерных черт городской культуры домостроительства.

В 2008 г. экспедиция возобновила исследования эталонного для региона поселения Крутик. Раскопки еще раз продемонстрировали уникальные свойства культурного слоя памятника. На участке площадью 58 кв.м., расположенном на северной периферии памятника, несмотря на небольшую толщину напластований, собрано более 3500 индивидуальных находок и свыше 130 кг средневековой керамики. По структуре полученная коллекция близка набору вещей с кемского селища. Около половины ее приходится на долю стеклянных бус. Из раскопа происходит 35 фрагментов дирхемов, кроме того, на поселении обнаружена бочонковидная гирька необычных размеров, весящая около 100 г.

Однако на Крутике была отмечена существенно более высокая концентрация находок, связанных с ремесленной деятельностью. Первоначально такая ситуация казалась типичной для памятника, поскольку в ходе предшествующих раскопок на всех участках поселения фиксировались многочисленные следы ремесленного производства, тяготеющего к жилым постройкам. Вместе с тем, необычна топографическая приуроченность исследованного участка, занимавшего достаточно крутой склон гряды. Значительный уклон поверхности представлялся серьезным препятствием для возведения здесь домов. И действительно, в этой части склона остатков жилых построек или отопительных сооружений обнаружить не удалось. При этом культурный слой содержал большое количество разнообразных находок, связанных с бронзолитейным и косторезным ремеслами. С юга к исследованному участку примыкала относительно ровная площадка, потенциально пригодная для жилой застройки. Прояснить ситуацию удалось в 2010 году, когда раскоп был расширен в этом направлении, частично охватив и выположенный участок склона. Выяснилось, что следы жилых сооружений отсутствуют и здесь; на участке были обнаружены остатки комплекса по обработке железа.

Отсутствие жилой застройки на исследованном участке склона подтверждается и анализом вещевой коллекции. На долю предметов хозяйственного и бытового назначения здесь приходится лишь около 2,5% находок, в то время как доля инструментов и орудий труда ремесленников, заготовок и отходов производства составляет более 35%. В раскопе были выявлены три последовательно сменявших друг друга производственных комплекса – косторезный, бронзолитейный и железообрабатывающий. При этом, хотя в каждом из комплексов отмечается традиционное для средневековья совмещение разных видов ремесла (косторезного и бронзолитейного, железообрабатывающего и бронзолитейного) во всех случаях четко фиксируется основное направление деятельности.

Наиболее яркие и многочисленные находки связаны с косторезным и бронзолитейным ремеслами. Для понимания принципов обучения ювелирному мастерству важно отметить наличие в коллекции не только обычных тиглей и льячек, но и игрушечных орудий труда литейщика – миниатюрных льячек и литейных формочек. Интересным предметом является небольшая роговая подвеска, изображающая бобра. Судя по находкам роговых и каменных пряслиц, а также отходов их производства, косторезы Крутика занимались и обработкой камня, Причем в технологическом отношении каменные пряслица здесь изготавливались точно так же, как известные шиферные пряслица из Овруча. Обильный вещевой материал позволяет надежно датировать исследованный участок концом IX – X вв., что хорошо согласуется с результатами датировок по С14, впервые полученными для этого памятника.

Выявление на Крутике обособленного района, где в течение длительного времени были сосредоточены разные по назначению производственные объекты, может расцениваться как свидетельство достижения определенного уровня в развитии ремесла, приобретающего характер специализированного производства. Вместе с тем отмеченные особенности планиграфии могут рассматриваться и как отражение рационального подхода обитателей Крутика к использованию сложного по рельефу пространства поселения. При этом жилые дома возводились на верхней, достаточно ровной, площадке гряды, а на непригодные для застройки склоны были вынесены сооружения производственного назначения. Следы стационарных построек в исследованных комплексах, за исключением нескольких столбовых ям, выявить не удалось. Их отсутствие заставляет говорить о сезонном характере занятий ремеслом на исследованном участке поселения.

С.Д. Захаров, к.и.н.

Полевые работы на памятниках ведутся при финансовой поддержке РГНФ, исследовательская работа осуществляется в рамках программы фундаментальных исследований ОИФН РАН «Генезис и взаимодействие социальных, культурных и языковых общностей».

  

 Селище Никольское V. Стеклянные и каменные бусы

 

 Селище Никольское V. 1 – 5 – ременные накладки, 6 – шиферное пряслице; 7 – фрагмент горлышка болгарского кувшина, 8 – железная гривна

Селище Никольское V. Остатки жилого дома в раннем горизонте существования селища

Поселение Крутик. Западный склон гряды, на котором располагается раскоп

Поселение Крутик. Монеты из раскопок 2008 г. 1 – позднесасанидская драхма VI - первой половины VII в.; 2 – омеядский дирхем 744-70 гг.; 3 – аббасидская полудрахма 770-е - 780-е гг.; 4 – аббасидский дирхем 813-21 гг.; 5 – саманидский дирхем 945-46 гг.

Поселение Крутик. Миниатюрная роговая подвеска, изображающая бобра

 

 Поселение Крутик. Тигель и льячка

 Поселение Крутик. Глиняные игрушечные литейные формы (1-2) и льячка (3)

 
 

 

     
События
Публикации
Конференции
Новые книги
Personalia
In memoriam
     
 
     
 

 
 

Конференция «Церковь Благовещения на Городище: исторический и культурный контекст», 14–15 февраля 2018 года, Москва, Институт археологии РАН (ул. Дмитрия Ульянова, д. 19)

 
   
 
 
 

 
 

Объединённый семинар 
ИА РАН и ИИМК РАН 
«Дихотомия искусства в археологии: локус, образы, генезис» («ДИАЛОГ») 
Семинар № 1: 
«Хищник и его жертва: от инварианта
к вариативности сюжета» 
Санкт-Петербург, ИИМК (Дворцовая набережная, д. 18), 6–7 декабря 2017 г.

 
   
 
 
 

 
 

VIII Научно-практический семинар "Археология Владимиро-Суздальской земли"
Владимир, 31 октября – 1 ноября 2017

 
   
 
 
     

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ

 
     
 
     

© Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт археологии Российской академии наук, 2006 – 2017

117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19 Тел.: (499) 126-47-98, факс (499) 126-06-30

Создание сайта - Инфорос
     
На главную E-mail Добавить в избранное Карта сайта Оставить отзыв Версия для печати Отправить на e-mail Наверх